Возвращенные имена
Публикации
Экспедиции и вахты
Музей 33 Армии
Наше творчество
Жизнь отряда
Фильмы о нас
База данных установленных имён солдат, найденных в Тёмкинском районе Смоленской области
Новости
Наши контакты
Мы ВКонтакте
МОО "ПОИСК"
Поисковое движение Москвы
 



Возвращённые имена (Газета "Московский желенодорожник" от 01.04.2005г.)

ВОЗВРАЩЕННЫЕ ИМЕНА

               Он лежал, распластавшись на дне окопа, сжимая в руках помятый солдатский котелок. Видимо, начавшийся миномётный обстрел оказался неожиданным. Мины летели с воем, сыпались на траншеи, наспех вырытые между фундаментами сгоревших домов, и спасения от них не было. Он пытался слиться с землёй и слился с ней на шестьдесят с лишним лет.

               Самогин Олег сам не понял, почему выбрал место для раскопа именно здесь, ведь поле было таким большим. Скорее всего, это была просто интуиция. Щуп глубоко ушёл в землю и издал глухой характерный  звук, упёршись во что-то твёрдое. На расчистку окопа ушло несколько часов. Ребята, которые помогали Олегу, сменяя друг друга, выбрасывали на поверхность комья земли, камни и стреляные гильзы. Наконец, они увидели его. Он так и лежал здесь, в осыпавшемся окопе в неловкой позе, приняв на себя град осколков, лежал, как и сотни таких же неизвестных солдат, которых уже нашли ребята из поискового отряда и которых ещё предстояло найти. И вряд ли теперь возможно узнать его имя, потому как кроме нательного крестика и нескольких монет при нём ничего обнаружено не было.

               Московский поисковый отряд «Обелиск» работает в Тёмкинском районе Смоленской области уже 15 лет. Только в окрестностях деревни с красивым названием Берёзки ребятами отряда были найдены и захоронены останки более 2000 бойцов Красной Армии. Собственно говоря, и деревни этой уже давно не существует, потому, как во время войны оказалась она в зоне боевых действий. И стоят теперь на пустыре лишь одинокие одичавшие яблони, напоминая, что здесь когда-то кипела деревенская жизнь. Вся земля вокруг изранена воронками и напичкана железом до такой степени, что миноискатель пищит не переставая. Лес до сих пор перекрещивают изломанные линии окопов. Колючая проволока заграждений впилась в деревья и те, подрастая, потянули её вверх за собой.

               Когда-то через эти места прокатилась Ржевско-Вяземская наступательная операция. Начавшаяся зимой 1942 года, она прославилась большим количеством наших потерь и в людях, и в технике. После неудачного наступления на Вязьму командующий 33 Армии генерал Ефремов с остатками своей ударной группировки был блокирован немцами в лесах юго-восточнее города. Сил в порядком поредевших дивизиях, состоявших главным образом из московских ополченцев, было мало, поэтому все попытки прорваться назад к своим успеха не имели. Навстречу им со стороны фронта, пытаясь пробить брешь в немецкой обороне, рвалась 43-я Армия генерала Голубева. Но полки её вязли в затяжных боях, натыкаясь на укреплённые районы немцев. До соединения с окружёнными частями оставалось продвинуться чуть больше двух километров, однако сил было явно недостаточно и пробить коридор к своим частям так и не удалось. Очень немногим тогда удалось выйти из того страшного окружения. Сам генерал Ефремов вместе со своей ротой охраны принял последний бой, и, будучи тяжело раненым, вынужден был застрелиться, чтобы не попасть в плен к врагу.

               После  тех кровопролитных боёв лесной массив в излучине реки Воря был просто усеян костями. А поле, на котором оставались лежать наши не погребенные солдаты, было после войны запахано тракторами.

               Вспоминается одна из полян в лесу, на которой повсюду валялись русские каски, причём все они были изрешечены пулями и осколками. Кто-то из поисковиков потом собрал их и положил ровными рядами. Было такое впечатление, что на поляне выстроился целый взвод – взвод, который с этого рубежа теперь уже никуда не уйдёт.

Для каждого поисковика важно не только найти останки погибшего солдата, но и попытаться установить его имя, и очень жаль, что солдатский медальон с запиской находишь не у каждого поднятого воина. Говорят, что на фронте существовало такое поверье: если носишь при себе смертный медальон, то тебя непременно убьют. Поэтому многие солдаты не носили их, а многие просто не успели получить. Отсюда – такая статистика – в среднем на двадцать безымянных солдат приходиться один с медальоном, по которому есть шанс найти родственников. Это очень сложный процесс и включает он в себя рутинную работу в архивах, переписку с военкоматами, сотрудничество со средствами массовой информации.

В прошлом году нашему отряду повезло. Данные из найденных солдатских медальонов удалось зачитать на радиостанции Министерства обороны России «Славянка», в результате чего были найдены родственники трёх погибших красноармейцев: Щеглова М.И., призванного из Куйбышевской области, Явдыка Ф.И. из Красноярского края и Просвирова М.С., который проживал до войны в Сталинградской области. Кстати, из переписки с сыновьями красноармейца Просвирова Моисея Савельевича удалось выяснить, что перед призывом на военную службу он работал на станции Чир Юго-восточной железной дороги в должности плотника. Об этом свидетельствует его членская книжка Отдела рабочего снабжения Юго-восточной железной дороги, которую его сыновья передали для музея, созданного нашим поисковым отрядом. Известие о том, что отец пропал без вести, семья получила зимой 1942 года. И вот, спустя шестьдесят с лишним лет, пришла неожиданно к ним весть о геройски погибшем отце, и теперь есть возможность посетить его место захоронения и почтить память.

Когда находишься там, где когда-то гремел жаркий бой, невольно сам проникаешься той атмосферой. Земля многое может рассказать. Вот горка позеленевших от времени гильз. Здесь прикрывал атаку наших бойцов пулемётчик. Чуть поодаль из-под дёрна торчит гофрированный шланг противогаза, который, в горячке боя, обронил кто-то из наших солдат. А вот возле поросшей густой травой воронки растянувшись, лежит танковая гусеница, как немой свидетель разыгравшегося здесь сражения.

Иногда встречаются такие места, где ощущается какая-то непонятная энергетика. Например, когда пришлось ходить на работу через одну низину, то у всех периодически возникало чувство необъяснимой тревоги. И что самое интересное – компас в этой низине начинал вдруг шалить, путая юг с севером. Кстати, именно здесь в последствии были обнаружены останки около двухсот солдат, которые нарвались на сильный миномётный огонь немцев.

Ближе к вечеру поисковики собираются в палаточном лагере, разбитом на берегу реки. И там, сидя у походного костра, попивая душистый горячий чай, делятся впечатлениями прошедшего дня. Ни один вечер не обходиться без гитары, песни под которую так прекрасно снимают усталость, раскрепощают и в то же время заставляют задуматься о смысле жизни.

Коллектив в поисковом отряде «Обелиск» подобрался интересный. У каждого своя профессия, свой неповторимый характер. Но объединяет всех их одно: в свободное от работы и учёбы время выезжают ребята в эти глухие смоленские леса, чтобы найденные ими солдаты считались не без вести пропавшими, а геройски погибшими.

 
Командир поискового отряда «Обелиск»,

Поляков М.М.

← Назад

Главная | Об отряде | Исторические факты | Наша работаКонтакты
Дизайн, разработка и поддержка - Максименко Владислав, Ключников Дмитрий, Абрамов Дмитрий, Нагач Роман, Полякова Ольга.
Общественная организация Поисковый отряд "Обелиск", 2008-2020.